02.03.2016

Шедевры Беллини, Рафаэля, Караваджо из Пинакотеки Ватикана будут вставлены в Третьяковке осенью

Выставка из Ватикана – следствие встречи папы Франциска и Владимира Путина. От списка художников, чьи работы на ней будут представлены (его можно найти на сайте Третьяковской галереи), дух захватывает: Рафаэль, Караваджо, Джованни Беллини, Гверчино, Пьетро Перуджино, Гвидо Рени, Николя Пуссен. Однако именно на такие, «дипломатические», выставки музеи часто неохотно дают свои вещи, и великие имена – приманка для публики – могут быть представлены скромными произведениями.

– Список участников выставки настолько восхитителен, что поверить в него трудно. Неужели привезут действительно шедевры – великое «Преображение» Рафаэля, например? Его давали на выставку в Прадо четыре года назад.

– Нет, «Преображение» не дадут. На выставке будут две аллегории Рафаэля, «Вера» и «Милосердие», а «Преображение» очень велико – 405 на 278 см. К тому же оно выполнено на деревянных досках, что делает его транспортировку невозможной. «Преображение» покинуло Рим только во время грабежа Наполеона, на выставке El Ultimo Rafael, проходившей в 2012 г. в Прадо, была копия картины, сделанная учеником Рафаэля Франческо Пенни и хранящаяся в Прадо, а этой картины не было даже там.

– Вы, как куратор, выбирали работы или Пинакотека составила свой список?

– Да, я делал отбор и составил предварительный список, советуясь с Зельфирой Измаиловной [Трегуловой – директором Третьяковской галереи], потом список был согласован с директором Пинакотеки, и некоторые работы из первоначального списка были заменены по тем или иным причинам. Что-то Пинакотека вообще не дает из-за сохранности, что-то уже обещано на другие выставки, но я могу с удовлетворением констатировать, что практически все наиболее желанные вещи получить удается.

– Почему вы просили именно их? Это главные, лучшие, значительные или популярные произведения, как, например, музицирующие ангелы Мелоццо да Форли?

Знаток Италии

Аркадий Ипполитов – историк искусства, опытный куратор и культовый писатель. 37 лет он работает в Государственном Эрмитаже, хранитель итальянской гравюры. Среди многочисленных выставочных проектов, автором и куратором которых он был, стоит отметить последний – большую выставку «Russia Palladiana. Палладио в России. От барокко до модернизма», прошедшую в Венеции и Москве. Как эссеист Ипполитов давно имеет верных поклонников, круг их расширился после выхода его книг о Ломбардии и Венеции в авторской серии «Образы Италии XXI».

– Мы просили все самое лучшее. Хотелось представить и собрание Пинакотеки, картинной галереи единственного в своем роде государства Ватикан, главой которого является духовное лицо, и дух Рима – великого города. Всего будет 41 вещь, каждая продумана, каждая значима. Все – шедевры, а среди шедевров «главных» не бывает. Особо отметить можно следующие вещи: «Святой Франциск Ассизский» Mаргаритоне д’Ареццо XIII в., не только вошедший во все учебники по истории искусств, но и являющийся одним из самых ранних изображений святого; две гениальные пределлы, рассказывающие истории из жизни Николая Чудотворца, равно почитаемого православной и католической церковью, одна – кисти Джентиле да Фабриано, другая – Фра Беато Анджелико; «Житие святого Винченцо Феррера» Эрколе Роберти и «Оплакивание» Джованни Беллини, два образцовых произведения итальянского кватроченто; «Мучение святого Эразма» Николя Пуссена, самое большое в мире произведение художника, написанное специально для собора Святого Петра; «Положение во гроб» Караваджо, не нуждающееся ни в каких комментариях. И конечно, ангелы Мелоццо да Форли, фрески, снятые со стены еще в XVIII в. Снятые фрески транспортировать непросто, они предоставляются Пинакотекой для экспонирования другим музеям крайне редко, но у нас будет целых три ангела. Они столь популярны, что, будучи воспроизведены в огромном количестве на различных сувенирах, музицирующие ангелы стали визитной карточкой Рима. Работы Мелоццо да Форли никогда не были в России, и, я думаю, мы их на плакатах поместим.

– Есть ли какая-то ваша, кураторская, идея в этом отборе лучшего или только ваши личные пристрастия? Соседство Беллини и Пуссена кажется не слишком логичным?

– Нет, ничего личного, сплошная объективность. Кураторская идея отражена в названии: «Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо», в которое включено латинское выражение Roma Aeterna, «Вечный Рим», ставшее в русском языке столь же употребительным, как Anno Domini или Vox populi. Под Roma Aeterna подразумевается то огромное культурное единство, каким стал Рим в истории человечества, город в одно и то же время древний и современный, объединивший в единое целое столь различные эпохи, как античность, Средние века, Возрождение и барокко. Рим – центр империи, центр религии и центр искусства: можно сказать, что понятие Roma Aeterna является одной из важнейших идей мировой культуры. Именно этой идее и посвящена выставка, так что соседство Беллини и Пуссена на ней естественно и логично.

– Когда вы были впервые в ватиканской Пинакотеке, что вас поразило, оказалось не таким, как вы представляли?

– Синий цвет «Мадонны ди Фолиньо» Рафаэля.

– Вы куратор и ответной выставки – русского религиозного искусства, она пройдет в следующем году в Ватикане. Обмен, понятно, не может быть равнозначным. Не авангард же им вести, хотя в Ватикане отличная коллекция современного искусства. Ходят разные слухи, даже что будет сдвинуто с места «Явление Мессии» Александра Иванова.

– Над проектом ответной выставки еще идет работа, над ней думают и кураторы с итальянской стороны. Пока могу сказать, что, скорее всего, это будет широкий показ русского искусства преимущественно XIX в. из собрания Третьяковки и других отечественных музеев, посвященный духовным исканиям русских художников. Тема «Рафаэль и Иванов» будет особой частью проекта, специальной выставкой в выставке, но «Явление...» из Третьяковки, так же как и Рафаэлево «Преображение», с места не сдвинется.

  • Ольга Кабанова

Все НОВОСТИ