09.12.2012

ШЕДЕВР РУБЕНСА ОБНАРУЖИЛИ В УРАЛЬСКОМ ГОРОДЕ ИРБИТ

Судьбу этой работы, написанной в 1615 — 1620 годах, до начала ХХ века проследить невозможно. Она неизвестно откуда появилась в коллекции петербургского профессора Якобсона, была продана ему как копия произведения, хранящегося в Венском музее истории искусства. Собрание советская власть реквизировала и передала в Эрмитаж.

Из инвентарной описи «Магдалины», сделанной в середине 70-х: «Края картины оклеены бумагой, по всей поверхности имеется грязепылевое загрязнение, въевшееся в покрывной лак… В нижней части изображения глубокая ссадина-царапина до грунта с разрушением лакокрасочного слоя… Края авторского холста неровно обрезаны…» И так далее на нескольких страницах.

С виду холст был «свежим», не рубенсовской эпохи. Это объясняется тем, что в XVIII веке было сделано так называемое «дублирование». Видимо, картина долго пробыла в сыром помещении, и реставраторы приклеили к ней второй холст, чтобы не разрушался красочный слой. Поэтому ее и посчитали копией одноименной картины из Вены.

Выставлять одну из многочисленных копий казалось неприличным для солидного музея, а проводить экспертизу всех полотен, хранящихся в запасниках Эрмитажа, физически невозможно и страшно дорого. Скорее всего, она так и пребывала бы в забвении… Но в 1974 году в кабинете директора Эрмитажа Бориса Пиотровского появился 26-летний директор Ирбитского музея изобразительных искусств Валерий Карпов.

— У меня тряслись коленки. Думал, культурно отфутболят, — вспоминает Валерий Андреевич. — Но Борис Борисович расспросил меня о музее. Я сказал: мечтаю, чтобы Эрмитаж помог сформировать коллекцию западноевропейской жи­вописи.

Пиотровский не отказал молодому директору и поручил сотрудникам отобрать для уральцев что-нибудь интересное. Те поскребли по сусекам и предложили 11 картин и десятки листов графики.


Два полотна из небольшой коллекции привлекли особое внимание местных искусствоведов: «Портрет инфанты Иза­беллы Клары Евгении, эрцгерцогини и правительницы Нидерландов» и «Кающаяся Мария Магдалина и сестра ее Марфа».

До реставрации первой картины дошли руки лишь в 1991 году. Оказалось, она принадлежит кисти ван Дейка или во всяком случае выполнена в его мастерской.

«Магдалину» взялись реставрировать только нынешней осенью. Образцы краски и холста отправили в Москву, в Государственный научно-исследовательский институт реставрации, чтобы сравнить с образцами, взятыми с других картин Рубенса. В ответ пришло заключение, в котором подтвердилось предположение директора: картина создана в мастерской Рубенса в 1615 - 1620 годах — то есть раньше или одновременно с венской «Магдалиной».  А значит, не может быть ее копией.

Виктор Коробов, заведующий лабораторией реставрации станковой живописи Эрмитажа, тоже считает, что Рубенс если и не написал всю картину, то участвовал в ее создании:

— С большой уверенностью могу сказать, что картина сделана в мастерской Рубенса. Работала коман­да, но последние «удары кистью» наносил сам Рубенс.

Но уверенность в том, что в Ирбите оказался оригинал, появилась раньше заключения химиков. В музей приехала реставратор высшей квалификации Антонина Наседкина. Она «на пробу» расчистила маленький фрагмент — глаз Марии. Карпов тогда окончательно понял, что перед ним — великий Рубенс.

— Я увидел то, на что почти не надеялся. Красная опись век, прозрачная влажная роговица, блик света на ней — все это выдает подлинного Рубенса, — вспоминает директор.

Надо сказать, что понятие «копия» в Средние века отличалось от нынешнего. Копирование картин было средством обучения под руководством мастера. Поэтому многие копии можно считать авторскими версиями одного произведения. К тому же из мастерской Рубенса вышло такое количество шедевров, которое один человек просто не мог создать. Мастер писал эскиз и главные детали, а остальное — ученики.

При одинаковой композиции ирбитской и венской картин некоторые детали не совпадают. «Чистый» копиист не вправе вносить такие изменения.

Во-первых, холсты отличаются размерами. В ирбитской версии фигура Марии занимает более центральное место, видна большая часть скамьи, на которой она сидит. Уральская Магдалина изображена с длинными волосами, которыми она, по Евангелию, вытирала ноги Христа. Венский вариант: короткая кудрявенькая прическа. Ларцы и драгоценности, которые попирают ноги Марии, совершенно разные.

Возможно, обе работы сделаны в мастерской Рубенса при его участии. У мастера в то время было около 60 учеников, в том числе ван Дейк, Якоб Йорданс и многие другие будущие великие фламандцы.

Венский музей пока никак не отреагировал на появление «двойника». Виталий Коробов, побывавший в Вене, считает: чтобы сравнить картины, надо поставить их рядом перед экспертами. Россия готова это сделать, а Австрии это в общем-то ни к чему.

Вот так в ирбитском музее появилась картина огромной ценности. Правда, вопрос о стоимости полотна вывел директора из себя:

— Не надо задавать дурацкие вопросы! Сколько стоит воздух?! Вы об этом думали?

Но этот вопрос витал, извините за каламбур, в воздухе вернисажа. Его подогревали автоматчики, один из которых стоял у Марии Магдалины, а второй — у сестры ее Марфы. И я со своим дурацким вопросом обратился к заместителю директора Эрмитажа по выставкам Владимиру Матвееву.

— Стоимость полотна могут определять аукционисты. И цена может быть очень высокой. В 2002 году полотно Рубенса «Избиение младенцев» продано за 76 миллионов 800 тысяч долларов (на минуточку — столетний бюджет всей культуры Ирбита. — Авт.). Но это рекорд. На других торгах картины художника продаются за 3 - 8 миллионов долларов. «Распятие Христа» ушло за 4,6 миллиона долларов, «Голова мужчины, анфас и профиль» - за 7,7 миллиона. Стоимость полотна, найденного в Ирбите, эксперты будут определять, только если музей захочет его продать. Но, насколько я понимаю,  об этом даже речи не идет.

Между прочим, ирбитчане могут хоть каждый день любоваться шедевром всего за 50 рублей. Цена билета в венский музей — 29 евро, в Эрмитаж — 150 рублей. При этом посещаемость венского музея — пять миллионов человек в год, Эрмитажа - 3 миллиона. А вот в Ирбитском музее изобразительных искусств каждый год бывает всего около 30 тысяч посетителей. Хотя в музее уже есть произведения великих мастеров: гравюры и картины ван Дейка, Рембрандта, Гойи, Дюрера. Почти сорок лет директор Карпов охотился на гениев!

…Посмотреть на сенсацию приехала толпа журналистов и эксперты. Из местных жителей приглашения дали нескольким бабушкам-ветеранам. Поинтересовался у проходящих парня с девушкой, знают ли они о мировой сенсации, случившейся в их городе. Те уверили, что знают.

Питер Пауль Рубенс (1577 — 1640) - южнонидерландский (фламандский) художник. Мастер портрета, пейзажа, исторической и религиозной живописи. Имел множество учеников, самый знаменитый из которых — Антонис ван Дейк. Помимо ирбитской «Магдалины», Рубенс — автор таких шедевров, как «Успение Пресвятой Девы Марии», «Похищение дочерей Левкиппа», «Самсон и Далила» и т. д. КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА

Все НОВОСТИ