26.09.2013

ЛЕВИТАНОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ В ПЛЁСЕ КАК ПРИМЕР ВЫСОЧАЙШЕГО ТУРИЗМА

Фестиваль вписался в общую концепцию создания в Плёсе туристического кластера. Федеральные инвестиции в этот волжский городок позволили не только отреставрировать церкви, но и создать Левитановский культурный центр, называемый также «Левитан-холл».

Главный герой, конечно же, genius loci, гений места. Фестиваль, поначалу проходивший в разных не шибко подходящих пространствах, с прошлого года поселился в новооткрытом Левитановском культурном центре. Располагается он на волжской набережной возле Дома-музея Левитана, великий художник — один из градообразующих брендов Плёса кроме пейзажей и церквей. В старом здании, где что только ни квартировало, от гимназии до интерната и склада, убрали перекрытия, в результате получился пустой двухсветный зал: две стены — ряды ничем не задрапированных окон. Из которых открывается головокружительной красоты вид на Волгу, хрестоматийную золотую осень, желтые березы, туман, меркнущее небо — кажется, будто сумерки наступают не сами по себе, а в качестве перформанса под звучащую в зале музыку.

Музыка подобрана соответственно — с большим вкусом, тонко учитывая и место, и время действия. Открывал фестиваль фортепианный марафон, средняя часть забега-клавирабенда, устроенного по случаю обретения культурным центром нового рояля Bechstein, была отдана Полине Осетинской. Пианистка составила свое отделение из сочинений изобразительного толка: Момпу, Дебюсси, Хинастера, которые элегантно корреспондировали с заоконной печалью, а пьеса Петериса Васкса «Зимняя сцена» выглядела просто звуковым аналогом графики Левитана. Обрамлял небольшую композицию Осетинской Шопен: сначала в исполнении Александра Лубянцева — интровертного, совершенно нездешнего, прямо-таки воплощенного Маленького принца Экзюпери, потом — артистичного, уверенного в себе виртуоза, экстравертного Лукаса Генюшаса.

Играл Лубянцев и на следующий день — сонату собственного сочинения, столь исполненную высокого простодушия, что оно привело на память известную максиму: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное».

Детей вечером того же дня вспомнил художественный руководитель фестиваля пианист Алексей Гориболь. Концерт был посвящен столетию Бенджамина Бриттена и выстроен из его вокальных сочинений, виолончельных сонат и Сонаты ре минор Шостаковича, творчески связанного с Бриттеном. С певцом Питером Пирсом Бриттен был связан не только творчески, но и человечески, и Гориболь, объявляя кантикль «Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой — мне», иронически заметил, что концерт следовало бы маркировать 18+. По нынешним временам такой сарказм выглядел чуть ли не политической акцией, но если говорить серьезно, Алексей и виолончелист Рустам Комачков играли, а тенор Эндрю Гудвин пел — проникновенно, и в этот момент искусство самим фактом своего существования противостояло глупости и пошлости, которыми обильно сдобрена разверзающаяся за стенами плёсского концертного зала Россия. А может быть, даже их побеждало.

Бриттена Гориболь последовательно популяризирует. Исаак Шварц популярен и так. Инструментальные и вокальные (в исполнении баритона Бориса Пинхасовича) хиты из его киномузыки стали как бы десертом на следующий день после непростой бриттеновской программы. И уж совсем на сладкое приготовили литературно-музыкальную композицию: guest star фестиваля Данила Козловский читал Куприна и Тургенева под аккомпанемент Гориболя.

Надо сказать, знаменитый актер приехал за несколько дней до своего выступления, сидел на всех концертах, а по окончании финального вечера со сцены поблагодарил участников за “музыкальный ликбез». В этом заявлении отразилась, возможно, главная особенность фестиваля: способ его коммуникации с аудиторией. Плёс — место дорогое, эдакая волжская Рублевка. И публика, три дня уикенда собиравшаяся в Левитановском центре, явно состоятельная и благополучная. Прежде у нас человек, как только становился благополучным и состоятельным, почти непременно начинал безапелляционно судить обо всем и диктовать свой вкус, каким бы убогим тот ни был. Но вот, оказывается, образовалась генерация, у которой карьерный и вообще жизненный успех не служит основанием для непробиваемого самодовольства, напротив, эти люди готовы признавать лакуны в своем культурном опыте, ищут новых знаний и впечатлений. Ориентация на них — стратегия президента и мецената фестиваля Алексея Шевцова. Стратегия успешная — не знаю, как в летний туристический сезон, а в эти три осенних дня Плёс был не волжской Рублевкой, но волжской Европой.

Ведомости


Все НОВОСТИ