12.01.2014

ЖЕМЧУЖИНЫ МУЗЫКИ БАРОККО ЗАВЕРШИЛИ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ В УЛАН-УДЭ

Пятый Байкальский рождественский фестиваль подошёл к концу. Завершающим аккордом музыкального праздника стало выступление на одной сцене московского ансамбля Questa Musica и оперной дивы из Испании Евгении Бургойне в проекте «Роскошь: Жемчужины музыки барокко».

Этот проект вызвал большой интерес у публики, так как арии из барочных опер никогда не исполнялись в Бурятии. Концерт посетил Глава Республики Бурятия Вячеслав Владимирович Наговицын с супругой Ниной Владимировной.

Отметим, что с солисткой музыканты познакомились лишь за день до концерта. Этот факт нисколько не испортил удовольствия, которое получили слушатели в этот день.

Перед концертом, после первой совместной репетиции, которая длилась целый день, Евгения Бургойне, дирижёр и основатель ансамбля Questa MusicaФилипп Чижевский и его жена, а по совместительству и художественный руководитель коллектива, Мария Грилихес рассказали о необычном проекте, который приготовили для улан-удэнской публики.

— Кто был инициатором проекта «Роскошь: Жемчужины музыки барокко»? Как Вы с Евгенией нашли друг друга?

— Евгения: Первая встреча с художественным руководителем Бурятской филармонии Натальей Улановой произошла ровно год назад в январе 2013 года. На музыкальном фестивале «Опера Рара» в Кракове (Польша) я исполняла партию Рамиро в опере Вивальди «Монтесума».  Тогда мне и поступило предложение выступить на бурятской сцене вместе с российскими музыкантами. После непродолжительных размышлений я согласилась. Позже определилось и название коллектива, с которым мне предстояло исполнить арии из опер Вивальди, Генделя, Броски, Порпоры, Рамо. Им стал удивительный барочный ансамбль QuestaMusica.

— Филипп: Всё началось с того, что мы познакомились с Тимуром Цыбиковым, министром культуры Бурятии. Он написал мне в Facebook и предложил встретиться. Это была весна 2013 года, он находился в это время в Москве. Мы поговорили о музыке, о возможных совместных проектах, и он предложил посетить Улан-Удэ с концертом. Потом мы познакомились с Натальей Улановой. С лета длилась переписка, а итогом стал наш приезд. С Евгенией мы не были знакомы раньше. Всё случилось сегодня, благодаря Наталье. Это была её инициатива, её выбор солистки для нашего проекта. И я думаю, очень удачно получилось.

— Расскажите, как проходила Ваша первая совместная репетиция. Были ли какие-то недопонимания между Вами?

— Филипп: Первая репетиция прошла спокойно и, в хорошем плане, расслабленно, без напряжения. Думаю, что мы правильно двигаемся. Музыканты подготовлены, и наша солистка Евгения также в подготовленном состоянии. Репетиционный процесс идёт нормально, всё в порядке. Все совместные моменты уже оговорили. Ещё одной репетиции перед концертом будет достаточно.

— Евгения: Вообще это моя первая работа с российскими музыкантами. Всё, что происходит вокруг, мне очень нравится. Между творческими людьми барьеров в общении практически не бывает. Мы общаемся с помощью какого-то необъяснимого языка, языка музыки. И это впечатляет.

— Как формировался репертуар этого концерта?

— Мария: Репертуар мы формировали совместно с Евгенией. Большая переписка между нами продолжалась месяцами. Она присылала свои предложения по интернету, мы вместе искали ноты, формировали программу.

— Филипп: Программа очень интересна и разнообразна. Публика сможет услышать отличия, стилистические особенности, присущие, скажем, только английскому барокко. К слову, оно стилистически близко к французскому. Известно, что в 17-18 веках Франция была законодательницей мод, в том числе и в музыке. Поэтому между Англией и Францией в музыке очень много общего в плане украшений, мелодических аспектов. Мы покажем музыку Вивальди, Николы Порпоры, Броски, Пёрселла, Генделя, Рамо. То есть всех основных представителей музыкального барокко Италии, Франции и Англии.

— Известно, что музыканты Questa Musica играют на подлинных инструментах. В чём отличие их звучания от современных? Почувствуют ли эту разницу слушатели, близко не знакомые с музыкой барокко?

— Филипп: Да, действительно, музыканты играют в низком строе и на инструментах того времени. Если по-простому, то относительно современной высоты нота ля звучит на полтона ниже (изображает низкую ноту ля). На самом же деле, это не имеет значения. Единственное, когда струнники играют, есть особый колорит и тембр. Низкий строй тоже настраивает на определённое восприятие и относит нас в ту эпоху. Но это не самоцель и не самое главное в музыке.

— В Бурятии Броски, Пёрселл, Рамо будут звучать впервые. Как Вы думаете, какие впечатления унесут с собой слушатели?

— Евгения: Я вижу в старинной музыке возможность творить. В ней много воздушного и лёгкого, порой она бывает резка и быстра. Благодаря очень сложной технике и часто сменяющемуся темпу исполнения, происходит эффект контраста. Надеюсь, что улан-удэнский слушатель музыку барокко поймёт и полюбит так же, как я сама её люблю.

— Филипп: Музыка эпохи барокко удивительно энергичная, эмоциональная, близкая к нашему сегодняшнему времени. В ней можно услышать даже какие-то моменты современной танцевальной музыки. Она ритмична и эмоционально насыщена. И вся… со свингом. Несомненно, наша задача – показать публике, что она близкая к нам, яркая. Вот у неподготовленного слушателя при фамилии Пёрселла, Генделя возникает стереотип, что это что-то очень строгое. А нет, оказывается, это очень современно. Ведь музыка, которая писалась тогда, была современной. Что же изменилось? Она для своего времени была экстраавангардной. Сейчас мы слушаем музыку современных авангардистов и воспринимаем её зачастую как нечто непонятное. Тогда публика принимала эту музыку точно так же, даже ещё более критично и с неким протестом. Сейчас же для нас это классика.

Кроме музыки эпохи барокко, на чём специализируются музыканты Questa Musica?

— Филипп: Мы играем как старинных, так и современных композиторов, включая ультрасовременных. Делаем это очень открыто. Стараемся привнести дух XXI века и в ту музыку, которая была написана три-четыре века назад, но, безусловно, учитывая опыт прошлых поколений и стилистические особенности исполнительства той эпохи. Но мы никогда не говорим: нужно играть так, а не иначе. Мы не замыкаемся, а создаём эмоциональный выплеск и развиваемся дальше. Последующим поколениям судить, правильно мы поступали или нет, и им искать другие пути решения.

— Год только начался, какие у Вас планы на него?

— Евгения: В этом году у меня очень много концертов в Германии, Франции, Испании, Мексике. Хотелось бы продолжить сотрудничество с российскими музыкантами, но боюсь, что пока у меня не хватит на это времени.

— Мария: 2014 год будет насыщен английской музыкой, так как это год культуры Великобритании в России. У нас очень много программ, которые попали в рамки этого года. Будет музыка старинных английских композиторов: Джона Блоу, Пёрселла, Генделя. Наш ансамбль ведь не только инструментальный, но и вокальный. Будем выступать отдельно, также будут общие концерты. Из крупных совместных проектов с вокальной частью готовитсяоратория «Мессия», которую мы сыграем в консерватории на Пасху. Тогда, кстати, и была премьера – на Пасху 1741 года. Будет опера Джона Блоу, учителя Пёрселла, «Венера и Адонис», на сюжет Уильяма Шекспира, а летом – «Королева фей» Пёрселла. Кроме этого, в наши планы входит приглашение солистов из Великобритании. Культурный центр Великобритании в Москве обещал нам с этим помочь.

— Это всё барочная музыка. Что публика увидит из современных проектов ансамбля?

— Мария: В этом сезоне мы повторим оперу «Франциск» современного композитора Сергея Невского. К слову, эта постановка получила четыре номинации на «Золотую маску». Одной из них удостоен и Филипп Чижевский за лучшую работу дирижёра. Опера повествует о последних днях Франциска Ассизского, католического святого, символизирующего идеал аскетизма и смирения. Также планируется повторение «Истории солдата» Стравинского в постановке нашего друга, удивительного хореографа Олега Глушкова. В ней приняли участие ведущие актёры театра Петра Фоменко и МХАТа. Тем, кто не успел посмотреть постановку в прошлом сезоне, удастся посмотреть в этом.

— Вы приехали сегодня утром, что-то удалось посмотреть в Улан-Удэ? Как здесь себя чувствуете, в настоящей сибирской зиме?

— Филипп: Вообще мы очень рады, что наконец-то попали в зиму. В Москве погода абсолютно не соответствует времени года. А сейчас мы дышим настоящим здоровым морозным воздухом. И нам от этого уже хорошо.

— Евгения: Я впервые в России и морозный воздух для меня самый шокирующий атрибут русской зимы. Но какое прекрасное чувство, когда под ногами хрустит настоящий снег…

Минкультуры Бурятии


Все НОВОСТИ