17.02.2014

ТЕАТРАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ В ПСКОВЕ ПОДВЕЛ ИТОГИ

Фестивальный бум, охвативший в последние годы театральную Россию, докатился и до Пскова — хотя Пушкинский фестиваль для Пскова не внове и считается одним из старейших в России. В середине 1990-х Псков стараниями режиссера и актера Владимира Рецептера был одним из главных центров фестивального движения в России: здесь побывали практически все ключевые фигуры того времени, включая Эймунтаса Някрошюса, Олега Ефремова, Петра Фоменко, Каму Гинкаса и Анатолия Васильева. Однако в последние годы фестиваль утратил былой размах — то ли в связи с накопившейся усталостью старой команды, то ли в связи с затянувшейся на годы реконструкцией Псковского драмтеатра.

Так или иначе окончание ремонта и приход на должность худрука 37-летнего Василия Сенина обозначили для фестиваля начало новой эры. В его программе вновь оказались самые важные пушкинские постановки последних лет, включая совсем новый спектакль новосибирского режиссера Тимофея Кулябина «Онегин» (театр «Красный факел»), выдвинутый в этом году на соискание «Золотой маски». В афише этот спектакль был, словно нарочно для контраста, сопоставлен с постановкой Юрия Любимова «Евгений Онегин», выпущенной Театром на Таганке почти 14 лет назад.

У этих двух спектаклей, как ни странно, нашлись точки соприкосновения: Любимов уже в те годы искал свежую интонацию для онегинской строфы, заставляя таганковских актеров вступать в диалог с классическими чтецами — Смоктуновским и Яхонтовым, Яблочкиной и Мансуровой, голоса которых летели над сценой. У Тимофея Кулябина прочитанный в столь же олдскульной чтецкой интонации (стихи читает Игорь Белозеров) роман Пушкина — лишь элегичный звуковой фон совсем для иной истории, действие которой разворачивается не на петербургских балах позапрошлого века, а в наши дни. В Онегине 29-летний режиссер Тимофей Кулябин увидел своего сверстника, современного дауншифтера, сбежавшего от гламурных столичных ресторанов и русской хандры в условное Кукуево. Все, к чему он способен, — это саморазрушение, затрагивающее не только самого Онегина, но и Ленского с Татьяной, которые, по несчастью, оказались на его пути. «Онегин» вызвал, пожалуй, наибольшие дебаты среди фестивальной публики.

Если на фестивале есть о чем жарко спорить, то это само по себе благоприятный симптом. Следуя традиции, заложенной еще Владимиром Рецептером, организаторы поместили пушкинские постановки в богатый дискуссионный контекст, максимально насытив афишу лекциями и круглыми столами. Другой особенностью псковского фестиваля стало присутствие в программе европейских постановок, так или иначе погруженных в пушкинскую эпоху. Одним из таких спектаклей стали «Декабристы» Бориса Голлера, поставленные режиссером Антоном Кузнецовым с актерами французского театра L Union и студентами Лиможской театральной академии.

Уже после окончания фестиваля организаторы обнародовали результаты социологических опросов, согласно которым почти половина зрителей 21-го Пушкинского фестиваля побывали на нем в этом году впервые. Похоже, Василий Сенин и его команда добились того, чего хотели.

Ведомости


Все НОВОСТИ